Мы в социальных сетях:
» » Русская классика в кинематографе

Русская классика в кинематографе

7-03-2017, 04:47
Автор: albedo
Просмотров: 555
Комментариев: 0
Версия для печати

Глаза, как печальные огоньки, как осколки чистого зеркальца светятся, полные слез. Непосильная задача сдержать их. Ручейки, быстрыми змейками устремляются вниз... теплые ручейки. Кадр теряется за прозрачной пеленой. Глаза - окна, заплаканные дождем. Но их ты сомкнуть не смеешь, пусть слезы уже совсем затмили фигуры людей на экране. Не видишь, но чувствуешь.

Нет, Михаил Шолохов приятно далек от меня, как и от многих других. Я понял это давно. К суровой мужественности, испещренной шрамами, к судьбам поколений, к неумолчному зову долга, которые проливались с его пера, нам следует только стремиться, тянуться, в надежде коснуться хотя бы кончиками пальцев. Как ливнем, холодным и тяжелым, накрывает тебя жизнь, всей полнотой своей. Это пьянит, когда смотришь в глаза зрелости, которую уже тронула седина, а сам, еще так юн, так слеп, а, впрочем, даже глуп. Будто жадно пьешь воду из реки, торопясь утолить жажду... жажду жизни.

Когда герои, с которыми ты проживаешь маленькую жизнь на страницах книги, оживают перед тобой на экране, ты по новому начинаешь смотреть на них, другими глазами, даже мысли меняются. Теперь, в попытках понять каждого из них, тебе помогает то, что ты можешь наблюдать их своими глазами, минуя калейдоскоп воображения, фантазии. Это несравнимо ни с чем. Кинокартину "Судьба человека", по повести М.Шолохова я пересматривал несколько раз. Это "черно-белое" очарование, заставляло меня прийти в некоторый разлад с самими собой. Я сам на время становился внутри себя" черно-белым",взрослел, взгляд даже становился умудренным годами. Как расстаться с этим сутулым, постаревшим мужчиной в выцветшей гимнастерке, с заботливой нежностью взирающим на сынишку, стоящего у воды неподалеку? Как забыть их тяжелое счастье? Ведь ты, казалось, так сблизился с ними, полюбил.

Кадр за кадром. Страница за страницей. И все наслаивается друг на друга. Та вот ты каков, Ванюшка, новообретенный сын. И папка твой, с печальным, но необыкновенно добрым взглядом. Сергей Бондарчук понял Шолоховского героя, что называется, с полуслова, как никто другой... А иначе нельзя. Поверхностность здесь неуместна. Слышу слова его: " Я твой отец", перечитываю раз за разом эти строки и немею, не могу пошевелиться. Ложь... Как ты переменчива! Как ветер в апреле. Я уверовал в твою спасительную силу, вопреки всему. "Папка, родненький! Я знал!" - кричит мальчик в ответ. Объятья обожженных душ! Сын прижимается к отцу. Чувствуется, что мир обрел что-то значительное, громадное и неподдельное. И более не нужно ничего на свете. Это миг Ради которого стоит жить, это свет, это исцеление. Если хотите, перед нами торжество счастья над горем.

Впечатления от просмотра фильма и прочтения повести, принципиально различны. Здесь эмоции обретают некоторую полярность. То ты силишься нарисовать мысленно образы героев, пропуская их через призму собственного восприятия, не всегда достигающего глубин авторского замысла, то говоришь себе: "Так. Так вот как это было! Смотрите, на лбу его выступил пот. Он смотрит на них исподлобья, без страха, без дрожи на губах. Вот он момент! Смерть близка, и он смотрит в её распахнутые очи. "Откровения повести оживают на экране и глаза твои могут соприкоснуться с ними. Ты смотришь на героя, как ангел-хранитель, подобно его верному спутнику и пытаешься крикнуть: "Остановись! Не надо! "Но слышит ли он тебя? Нет.

Родной дом, семья, мирное небо над головой, все потеряно так быстро, как -будто и не было ничего. Характеры в творчестве Сергея Бондарчука всегда противоречив и сложны, они часто вскормлены пеплом войны. Помните непревзойденную " Войну и мир", его роль в "Молодой гвардии" кинополотно "Ватерлоо", где, к сожалению, он не принимал участие, как актер. Но здесь, в "Судьбе человека", война совсем другая. Что она забрала и что отдала взамен? Это главный вопрос. Где радость на лице победителя? Ведь наступила долгожданная победа. А на пороге победы лежит бездыханное тело Анатолия, сына возлюбленного, части его, исколотого раскаленными ножами, сердца. И снова все тот же растерянный взгляд Безухова, он снова нами. "Ты все отняла у меня, война," - как бы говорит его побагровевшие черты,- "Так зачем меня оставила?" "Чтобы жил!" - слышит короткий ответ.

М. Шолохов ценит правду, настолько, то во имя её, втискивает нить лжи в полотно честности. Чумазый мальчонка, ты тоже потерян, один в этом мире, не знаешь, куда идти тебе, по какому пути. Смотря в объектив кинокамеры, говоришь с нами, уста твои сомкнуты, но мы понимаем тебя.

Дымок от зажженной самокрутки, сомкнутой в его грубых мужских пальцах, клубится и исчезает в прохладном утреннем воздухе. Ванюшка, со взъерошенным белокурым вихром волос на голове, ступает тонкими ножками по пожухлой листве. Отец молчит и наблюдает. Его израненная, но живая и чувствительная душа, млеет перед этим молодым ростком новой жизни.


Благородный профиль князя Балконского памятен с раннего детства. Эти величественные залы, приемы, балы... Я был влюблен в прохладный сумрак комнат, тускло освещенных и таинственных, французскую речь, благозвучно расплывающуюся на устах её произносящих и виды туманной, предутренней Петербурга. Все здесь проникнуто томной, громогласной мудростью Льва Николаевича Толстого, он оживает в каждом кадре, на каждом обороте листа, всюду нас ведет его невидимая рука.

Вспоминаются те дорогие моменты из детства, когда я, еще до конца не понимая смысла происходящего, наблюдал за тихим дружеским разговором князя Андрея со своим другом Пьером (в исполнении Сергея Бондарчука), который только недавно вернулся из-за границы, полон жажды познания к этим людям, к родине, с которой был разлучен, ко всему, что теперь окружает его.Только посмотрите, как он по-детски наивен, добр и неловок, даже ступает неуверенно, как-то стесненно, будто боясь привлечь внимание. Несмотря на то, что Сергей Бондарчук был на много лет старше того персонажа, роль которого исполнял, Пьер в его воплощении получился бесподобен. Он предстал перед нами именно таким, каким видел его Лев Николаевич, когда выводил пером черты Безухова, во время его первого появленияв салоне Анны Павловны Шерар.

Вячеслав Тихонов, по моему мнению, идеальный князь Андрей. Эта роль создана для него. Все в нем созвучно с этой печальной, таинственной и очень сложной натурой. Вот он медленно складывает руки на груди, стоя у окна, и смотрит на пустынную улицу, выложенную брусчаткой, слышен марш пешего отряда солдат. Густые брови нахмурены, взгляд задумчив, этот нос, губы, волос с завитками на висках, невольно создается впечатление, что лицо это с древнего римского бюста, стоящего где-нибудь в зале музея... черты полководца. Таков он, мой князь Андрей, каким я его вижу и видел в момент первой встречи.

"Для чего вы идете на войну?" - спрашивает Пьер у своего друга. "Потому что так надо..."- слышен неопределенный ответ князя Андрея, с неуверенностью в приятном голосе. Мне не раз говорили, что личность Андрея Балконского честолюбива и эгоистична, жаждет славы на фоне блистательных побед. Однако, хочется видеть в нем человека-загадку, которому чуждо тщеславие. Скука светской жизни не для него, как он говорит, еще совсем молодому Пьеру, в начале романа. В кадре огромная комната, кинокамера движется медленно, как время в эти предрассветные часы. в окно проникает серебристый свет. Убранство богатое, но все же ощущается некая пустота, даже холодно становится и уныло. Увы, Лиза, любящая жена, не в силах удержать своего мужа от решения отправиться на войну. Он тверд, ему наскучила этот мир бесконечной дремоты и праздности, иллюзий и застарелых пороков. " Я боюсь..." - произносит она. Но может ли это что-то изменить? Она уйдет, и будет лить слезы, долго и тихо, потеряв всякую надежду. Но кто знает, наверное, её печаль найдет отклик у создателя - автора, который дает жизнь своим героям, а иногда и отнимает её у них.

Пьеру неловко быть свидетелем того, как рушится семейная жизнь друга. Он негодует, голос дрожит, возможно, он чувствует себя чужим, лишним в этот момент. Герой Бандарчука растерян, иногда смешон в простоте своей. Даже в этой комнате, когда зрители, наравне с читателями наблюдают их первый разговор, Пьер жадно ищет отклик понимания в движении утомленных черт князя Андрея, не знает, куда деть руки, ему хочется услышать ответы, которые, увы,не может дать никто, кроме него самого. Война! Какова она? Тень разрушения подкрадывается плотной стеной, готовая сотрясти Россию. Но взгляды их обращены на нее бесстрашно, что интересно, с немалой долей воодушевления, тягой к подвигу. Пьер видит в войне воплощение интересов личности, каждой в отдельности. "Такого никогда не будет" - убеждает его Андрей Балконский, с ноткой иронии на губах. И именно сейчас, в этот самый момент мы начинаем чувствовать едкий запах надвигающегося пожара войны, вперемежку со сквозящим духом необратимости, некой явной закономерности, точно все в мире происходит так, как и должно происходить. Выходит, интерес каждого в страшном слове " убийство". Как неописуемо печально...

Бонапарт, все говорят о нем. Это идол, злобный гений, перед которым покорно склоняют голову миллионы. Объектив кинокамеры показывает утренний город, безлюдный и мрачный. Парк с мраморными изваяниями... Они, как хранители вечного покоя стоят здесь. Раздается, как гармоничный фон, фортепианная музыка, несложная, но невообразимо прекрасная. Фигуры наших героев, ведущих беседу в этот ранний час, выйдя на прогулку, медленно движутся меж деревьев. Почему-то в памяти осели особенно ярко именно эти моменты, а потом, читая книгу, ты вновь переживал их, снова шел рядом с Пьером и слушал наставления князя Андрея о том, как не попасться в сети завистников и лгунов в новообретенном для Пьера доме, где каждый угол, колонна, окно, должны лучиться добром и теплотой, но они не замечали твоего присутствия и приглушенного шепота: " Так вот какие вы...". Ничтожество, балы, фальшивый блеск света от которых так стремится сбежать Андрей Балконский, сейчас теряются, становятся далеки, на миг забываются. Мы видим лишь утро, начало дня, так неподдельно и правдиво все вокруг, только сейчас они оба, наверное могут наконец побыть собой."Бонапарт, я слышу грохот твоих орудий, топот копыт твоего белого коня." - мысленно произносит Пьер, взывая к солнцу, восходящему из-за горизонта. Новый день, слышен грохот битвы, конское ржание, крики, за горизонтом занимается пламя перемен. Переворачиваешь страницу, а мир все более зыбок, хрупок, как осколок льда, трепещет перед вестником войны - временем.


Я давно не испытывал подобного эстетического наслаждения. Меня, точно самого поразил метафоричный солнечный удар, пронзил насквозь, что называется, вынул душу. Люблю Бунина, и надеюсь, буду продолжать любить, именно за то, что текст его воспринимаешь, не только эмоционально, но и физически, всем телом. Рассказ "Солнечный удар" был превосходно экранизирован совсем недавно НикитойМихалковым, именно в ней прослеживались творческие традиции режиссера, которые были замечены мной еще в трилогии "Утомленные солнцем". Те же краски, та же игра света и тени, любовь и трогательные чувства на фоне трагизма неизбежности. Воодушевляет то, что фильмы создавался выдающимся деятелем киноискусства, известным актером, талантливым режиссером. Именно благодаря этим, уже немногим людям, еще сохраняющим в себе опыт советской режиссерской школы, кинематограф нашей страны может, а главное - желает создавать качественные, обремененные смыслом кинокартины. Именно неспешность развития событий, великолепные по своей красоте природные пейзажи, необычные элементы постановки, наконец, актерская игра, все это просто поразило меня. Но главное то, как сам автор рассказа, точнее, его неувядающий образ воплотился на экране. Режиссеру удалось охватить вниманием даже это, обеспечив картине успех.

Яркое солнце, золотым колесом медленно катится по небосводу. Небо чистое, ни облачка. Летний воздух доносит запахи свежескошенной травы с поля. Теплоход движется по реке, тревожа безмятежную водную гладь, как зеркальце, отражающую в глаза пассажиров яркие блики дневного света. Вот он легкий летний шарф. Символ искушения, манящей красоты, страсти, которая заставляет разум умолкнуть. Тонкая, почти прозрачная ткань танцует на ветру, подобно хвосту райской птицы. Её подберет поручик, вдохнет запах тайны, обречет себя на вечные муки памяти.

"Таинственная незнакомка", так её назвал автор, без имени, точно видение, сладкий сон, который хочется смотреть и не просыпаться. Какова её кожа под этой тонкой тканью платья ? Золотистая от загара, должно быть, после жаркого южного солнца. Дотронуться... Узнать о сокровенном, а более не надо ничего. У Бунина все кратко, быстротечно, отчего несравнимо ни с чем по силе чувств, импульсов, желаний. Всего один короткий миг, вдохновенный, напоенный чем-то не требующим слов. Все в их взглядах, движениях разгоряченных тел, чего мы не видим, читая строки рассказа. Поразительна сила кино, она позволяет нам прикоснутся к происходящему зрительно, увидеть то, что было сокрыто. Это была любовь, вспышка, удар, которому нет равных по силе своей. Корабль уносится в темноту, горят огни, дует прохладный ветер. Поручик чувствует запах её смуглой кожи, гладкой, словно бархат. Впереди их ждет пристань, на которой они сойдут, поддавшись молчаливому призыву пьянящего восторга, и вскоре сольются в поцелуе, тихая ночь будет петь им свою песню, звезды на мгновенье погаснут и они останутся в этом мире вдвоем, в полной темноте, пока не настанет утро, которое разлучит их сомкнутые в объятьях тела.

Судьба Ивана Бунина - путь целого поколения, сокрушенного и растерзанного. Пароход уходит вдаль... Это слом эпохи, конец безрадостный и трагичный. Знают ли обреченные о том, что ждет их? Судно отправилось в последнее плавание, а его пассажиры делают последние, жадные глотки воздуха. На берегу слышно их тяжелое дыхание, но зрителей, собравшихся у холодной воды, это не тревожит, они в ожидании кульминации действия. Близок час расплаты, ликования, победы ненависти над рассудком.

Взгляните на этот лагерь пленных белых солдат и офицеров. Ведь разве это не картина разгрома, оскорбленной чести, скорби нечеловеческой? Они потеряли страну, а вместе с ней и себя самих. Что осталось у них? Одежда да опустевшая душа, заключенная в слабом теле. Остается лишь ждать... конца или размытого серыми акварелями неопределенности, продолжения. Испуганный взгляд поручика вы можете уловить в толпе, он, как и все здесь, молчаливая жертва, настороженная и покорная. Ему трудно понять, до конца вникнуть, добраться до сути этого обновленного мира; больно, ком стоит в горле, не давая произнести ни единого слова. Изумленный поручик, как-будто заново открывает глаза, прозревает и снова пытается, отдаленно походя на новорожденного, познавать то, что его окружает. "Как все это случилось?" - спрашивает он себя, но тишина справедливо беспощадна к проигравшему. Да, они уйдут. Царская Россия пала, а кто они без нее, эти люди старого времени? Их жизни - знамя возрождения, семя отжившего общества, которое может прорасти.

Действительно, возвращаясь к судьбе Ивана Бунина, отдаляющийся от берега пароход, люди, еще не знающие, что всем им вынесен смертный приговор, все это отражение автора, замечательно переданное режиссером. Подрыв судна, тысячи смертей, крики, окрашенное кровью море, можно воспринимать, как конец той России, которой до конца дней своих был предан Бунин. Это нежность и лучезарная возвышенность, как робкое женское дыхание, как легонький шарф той самой " незнакомки " с корабля, то о чем будет вечно вспоминать автор, пытаясь оживить пером, казалось, мертвый, ушедший далеко в прошлое, образ. А что потом? Бесконечная тоска, убийственная, нестерпимая, словно мигрень; тяжкое осознание того, что ты бессилен и свободный, но до боли чужой кров иммиграции, вот, что будет потом. А главное, ты - человек без родины, потерянный, обделенный. Что может быть хуже этого? Только смерть.

Бунин провел остаток жизни в эмиграции, жил во Франции, в 1933 году был удостоен Нобелевской премии по литературе, много путешествовал по миру, ну и, конечно же, любил и был любим. Но шум золотых колосьев на родных полях эхом отзывался в его сердце и днем, и ночью, даже во сне. Они вторили его внутреннему, уже зрелому, умудренному гласу: " Как все это случилось?". Но ответа не послышалось.

Поручик смотрит с парохода на отдаляющийся берег, вновь пролетают перед глазами воспоминания о том дне, когда он увидел её на корабле, поднес к лицу ароматный шарф с её тела, пахнущий неописуемо прелестно... смесь меда и роз. Ему вспоминается любовь. Да и любовь ли это была? Постойте, надо подумать, разобраться, понять, наконец. Дайте еще хоть минуту, подождите. Может я еще когда-нибудь встречу её, пусть мы будем далеки друг от друга, но главное, что взгляды наши встретятся, они скажут нам, что чувства не остыли, все живо. Подождите, дайте мне еще хоть раз пережить это.

Взрыв. Пароход тонет. Вода поглотит угасшие жизни.

Чрезвычайно интересно еще и то, что автор встречается со своими героями в этой кинокартине. В глазах измученных белогвардейцев, горят горькие Бунинские слезы невосполнимой утраты, строки рассказа лучатся лиризмом; каждое слово говорит нам, что написал его человек со стареющим (как и у всех) телом, но вечно молодым, пылким, непокорным сердцем.

Автор материала: Силаев Борис Александрович

Теги: кино 
 Рейтинг статьи:
  
ИЛИ ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ СТАНДАРТНОЙ ФОРМОЙ КОММЕНТИРОВАНИЯ
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: