Мы в социальных сетях:
» » Донбасс - зыбкое перемирие. Часть 3

Донбасс - зыбкое перемирие. Часть 3

◈ 6-06-2016, 05:27
923
Распечатать
Теги: общество 

Донбасс подо мною один в низине. часть 3.

Почитать часть 1, почитать часть 2.

Закон каменных джунглей

Закон каменных джунглей гласит - либо ты, либо тебя. Пересекая линию разграничения, четко видишь как это правило негласно работает здесь. На территории, подконтрольной Вооруженным Силам Украины, при въезде в каждый населенный пункт Луганской области, тебя встречают не хлебом с солью, как было принято на православной земле испокон веков, а со стволом. Вооруженные люди на блокпостах, в населенных пунктах здесь - уже давно привычное дело. А вот кто они, толком никто и не знает. "Бог только знает, кто они и в каких войсках служат, - проезжая очередной украинский блокпост, со мной заговаривает пожилой мужчина. - Кричат они, что герои Украины, от врага нас защищают. А от какого врага, и сам не знаю. Одни говорят Россия напала на нас, другие, что Нато, и третьи - что нацисты пришли, как тут разобраться". Служат ли эти герои своему народу, защищая их от внешнего врага (естественно, России), или контролируют тех, кто может выявиться предателем Родины, неся в себе угрозу целостности Украины? Или жажда наживы и вседозволенности стала тем самым законом для этих каменных джунглей (ведь обещанные звания, квартиры, льготы на оплату ЖКХ героям АТО еще никто не отменял)?! Ответы на эти и многие другие вопросы еще предстоит найти...

Подъезжая к городу Старобельск, на нашем пути вновь возникает очередной украинский блокпост. Как и в прошлый раз, нас выводят из восьмиместной маршрутки, сверяя фамилии со списком, который держит в руках комбат (как его тут все называют). Судя по всему, он тут - главный, но не потому что звание позволяет, а потому что в руках прославленный калашников. Оккупанты, оккупантами, а калаш никто не отменял! Как будто читая мои мысли, не совпадающие с правилами, установленными на этой стороне реки, меня отдергивает пожилой попутчик.

Молча сверив фамилии со списком, нас загружают в автобус, и наш путь на "большой земле" продолжается. В салоне тихо, никто никому не звонит. Молчаливо ведет свою маршрутку и наш водитель-проводник. Приближаясь к нынешней столицы Луганщины - городу Северодонецк- мы проходим ту же процедуру контроля на очередном блокпосту, расположенном на въезде в город. На вокзале много народу, не многих встречают: в большинстве, скорей, провожают (по сумкам судить можно). Старая женщина, сидя на лавочке автовокзала, объясняет, что в сторону Лисичанска, который

когда-то был под ополчением, можно проехать рейсовым маршрутом. "А в сторону Луганска нет ничего, - говорит старушка. - Дочка там у меня и два внука, не видимся теперь, война! Враги мы теперь получается!"

Если друг, оказался вдруг... Или как украинцы жить по-новому стали

Прежде чем отправиться далее, я все же намереваюсь осмотреться. Интересно, как поменялась жизнь здесь, при новом правительстве Украины, которое убеждало, что жить украинцы будут по-новому. Да и с другом повидаться хотелось: получить информацию, как говориться, из первых уст. Автобусы ходят вроде, и троллейбусы тоже: все как при мирной жизни. Но вот билетик в цене вырос вдвое, и на общественном транспорте уж давно не виднеются лозунги Партии регионов, что до не давнего времени было нормой. Да и о Януковиче уж не говорят вовсе: не до него теперь здесь...

Быстро сажусь в местный троллейбус, и еду по адресу, что оставил мне друг-товарищ в одной из наших переписок. К слову, его здесь многие знают: он - местная звездочка, долго работал в местной газете, на радио. Подъезжаю к самому дому, подымаюсь на пятый этаж, стучу, но дверь не открывают. Долго звоню, и тут открывается дверь... соседней квартиры. На встречу мне женщина лет 40. "К Виктору пришли, так его нет давно, забрали, не живет он тут больше", - объясняет соседка. Неохотно, но женщина делиться,

что звезда прессы активно сотрудничал с ополчением, когда те вошли в город, а когда армия ЛНР отступила, мой друг попал в черный список, и ВСУ сразу пришли за ним. "Мой совет, не ищи, не звони ему, не говори никому, что знаешь его", - посоветовала женщина и закрыла свою дверь..

На нужды украинской армии...

Забежав в близлежащий магазин, я планирую скупиться в дорогу... Хлеб почти 13 грн, когда при Януковиче был 4 грн., сыр 245 гривников, а раньше и за 150 взять можно было, и так до бесконечности... Цены совершенно другие, и прилавки полупусты... Действительно, живут теперь украинцы по-новому! Беру чашку кофе, местный батон, сыр. "С вас 147 гривен, и 10 процентов с покупки в счет сбора на нужды украинской армии", - сообщает продавец бакалеи. Другими словами, еще 5 гривен сверху. Да нужды ВСУ здесь, безусловно, учитывают, а вот простого народа - нет. "Девушка, вот 147 гривен возьмите", - отвечаю я. "Я вам сказала еще 10 процентов на нужды армии!", - недоумевает продавщица. "А в каком законе это написано?" - интересуюсь я. Но не успев ответить на мой вопрос, в магазин входит военный с автоматом в руках, и ответ оказывается очевидным. Не став продолжать спор, я ложу на прилавок такие нужные для украинской армии 5 гривен.

Свадьба в Малиновке

Выйдя на улицу, отмечаю, как много в городе развивается желто-голубых флагов. Ранее, приезжая на Донбасс, я никогда не видела в этом городе такое количество украинской символики: бордюры, ограды, остановки, дома - все утопает в жовто-блакитному цвете. "С праздником!" - машет флажком мальчуган, идущий в украинской вышиванке. " А что за праздник?" - спрашиваю мальца. "День незалежности!" - отвечает юный дончанин. Вот как! Я даже не знала, что это праздник?! "А куда ты такой красивый идешь?" - не отступаю я. "На площадь, буду петь гимн Украины", - отвечает малец, и убегает к стоящим в далеке родителям. На площадь, значит на площадь. Двигаюсь следом за своим случайным знакомым. Да, людей на площади совсем нет, то ли спят еще, то ли солидарны с моими взглядами на этот праздник. На площади тем временем громко играет музыка, развешаны флаги и шары, за сценой снуют дети в украинских костюмах и вышиванках. Раньше (в советское время) это было почетно, трогательно, самобытно, но здесь и сейчас выглядело как-то наигранно, неестественно для этой "большой" земли. "Дедуля, а что празднуем? " - не унимаюсь я, останавливая мимо идущего старика. "День оккупации", - с горечью произносит участник ВОВ. "Раньше мы красными флагами махали, а теперь вот какими... - кивает старик в сторону украинской символики. - Понимаешь, дочка, я за Советский Союз, где все мы были братья и сестры. Одна земля, одна страна. Я старый, войну пережил, но не думал, что доживу до такого, когда брат на брата искоса смотрит. 8 месяцев назад тут ополчение было, так люди радовались, на референдум ходили, в другие цвета город наряжали, а теперь...какая-то свадьба в Малиновке", - с досадой в голосе, дед удаляется с площади. Вдруг на площади раздаётся гимн Украины. И те, кто возле сцены, начинают оживленно петь. Глядя на этот праздник, я начинаю соглашаться с ветераном войны. И вправду, в советское время мы четко знали где белые, а где красные. А здесь, и сейчас какая-то свадьба в Малиновке.

 

Продолжение следует...

 

Автор материала: Марина Белецкая

.


  ✎